"И шторм, и штиль"

ПЕРВЫЙ ЭКИПАЖ

БЧ-5 ГРОЗНЫЙ

Экипаж строящегося корабля формируется в соот­ветствии с процентом готовности постройки. Существует три градации комплектации:

Штат "А" — начало строительства корабля, закладка корабля, назначаются командир и командир электроме-ханической боевой части (БЧ —5);

Штат "В" — готовность около 30%, назначаются

помощник командира корабля, заместитель командира по политической работе и офицерский состав БЧБЧ (боевых частей) и служб;

— Штат "С" — готовность больше 50%, назначаются рядовой и старшинский состав.

Приказом ГК ВМФ я был назначен на "Грозный" в ноябре 1959 года и до июня 1960 года (прибытия ко­мандира Лапенкова В.Н.) был единственным членом экипажа. В это время в эллинге уже начали собираться секции корабля, а 23 февраля 1960 года была осуще­ствлена его закладка.

Без особой «помпы» , как рядовое мероприятие, в при­сутствии директора завода Янкевич Н.А., главного конструктора проекта 58 Никитина В.А., ответствен­ного сдатчика Яковлева Б.М., главного строителя Афанасьева Д.Б. в средней секции корабля на мидель - шпангоуте в специальной выгородке (небольшом отсеке) была приварена, с помощью металлических лент, за­вернутая в промасленный пергамент бронзовая никелированная закладная доска с надписью:

23 февраля 1960 года

на судостроительном заводе им. А.А. Жданова
заложен эскадерный миноносец
с ракетным оружием "Грозный"

На обратной стороне — текст: "Для защиты Советской Родины, социализма и Мира на земле заложен этот корабль".

По команде, подведена следующая секция и началась ее приварка. Таким образом, доступ к закладной доске невозможен на все время службы корабля.

Проведенная операция оказала на меня огромное впечатление, ведь я единственный член экипажа видел закладную доску корабля, на котором придется слу­жить! Неоднократно, потом, приходилось рассказывать об этой процедуре личному составу.

Вспоминая, несколько десятков лет спустя, об этом мероприятии, думаю, что если бы командование ВМФ могло предположить, какая роль уготована этому кораблю, уверен, такой обыденности закладки не было бы!

К началу октября 1960 года почти полностью был укомплектован офицерский состав корабля. В БЧ-5 назначены:

Командир машинно-котельной группы, старший лейтенант Малый Виктор Петрович;

Командир электротехнической группы, лейтенант Мамыкин Виталий Иванович;

Командир трюмной группы, лейтенант Борисов Юрий Иванович.

До поступления личного состава, офицеры изучали корабль по чертежам с посещением корабля в эллинге. Офицерский состав БЧ-2 (артиллеристы, ракетчики) были направлены в КБ и на полигоны, где разрабаты­валось и испытывалось оружие.

Учитывая, что электромеханическая установка ком­плектовалась, в основном, опытными образцами механизмов с системами автоматики и отдельные об­разцы еще проходили межведомственные испытания на стендах заводов-изготовителей, офицерскому составу БЧ-5 предоставлялась возможность посещать эти за­воды, чем мы и пользовались.

26 марта 1961 года "Грозный" был спущен на воду, а значит недалеко время, прибытия и личного состава.

Для меня это будет уже третье комплектование экипажа : в 1952 году при формировании экипажа ЭМ "Сильный", проходящего капитальный ремонт на СРЗ N7 в Копли г. Таллинн, в 1956 году на строящемся ЭМ "Находчивый" на им. ССЗ А.А. Жданова г. Ленинград, и, сейчас, для "Грозного".

Непосредственное формирование экипажа — слож­ный процесс. Если офицерский состав на занимаемые должности назначается отделом кадров флота, в состав которого будет входить строящийся корабль, то рядо­вой и старшинский состав комплектуется кораблями флота по разнарядке: "Такому-то кораблю направить, для прохождения дальнейшей службы на таком-то корабле специалистов в количестве" (или что-то по­добное). И начинается подготовка кораблем выполнения директивы. Недисциплинированный, больной, пьяница — скорее в список, пишется положительная характе­ристика, выписывается новая карточка учета взысканий и поощрений, при этом взыскания "пропадают", а ко­личество поощрений растет. Обязательно с каждым списываемым проводятся индивидуальные беседы на предмет: "На новом корабле служба должна быть от­личной (тебе доверяют), а что было — молчок".

Вот и прибывают на строящиеся корабли такие "от­личники боевой и политической подготовки". На первое время все, вроде, прилично, одни, попав в новый коллек­тив и окунувшись в изучение новой техники, становятся хорошими специалистами и другими людьми, а другие, так и остаются нарушителями воинской дисциплины, объектами, за которых достается офицеру-воспита­телю.

Помню, на ЭМ "Сильный" прибыли такие "сливки" с кораблей эскадры. Вот уж намучились!

Отправишь командира группы с группой матросов из казармы на корабль для изучения материальной части, а они, по пути, по очереди, перед киосками просят разрешения выйти из строя купить сигарет, а сами "загружаются" спиртным. И на корабль прибывает уже полупьяный личный состав, какие, уж, могут быть занятия!

Имел счастье с заместителем командира по полити­ческой части быть на приеме у первого секретаря компартии Эстонии. Было сказано: "Ваши матросы травмируют население г. Таллинн. Матросов нужно воспитывать".

А "матросики", возвращаясь из караула, слегка "заг­рузившись" спиртным открыли стрельбу в трамвае и пассажиры на ходу выскакивали из транспорта. Раз­бушевавшихся стрелков изолировали при помощи комендантской службы.

До настоящего времени помню фамилию матроса Лесина, "специалиста" не выполнять приказания млад­ших командиров (серьезное нарушение воинской дисциплины). Дело доходило до оформления документов для отдания его под суд, но когда документы дознания направлялись командованию эскадры, они возвраща­лись с резолюцией "Воспитывать"!

Как-то при разборе очередного эксцесса, Лесин бро­сил в меня корабельную банку (скамью) — удалось увернуться. Случайно, при этом присутствовал инст­руктор политотдела эскадры, и после доклада командиру корабля, по его звонку за матросом был прислан "во­ронок" и отвезен на гауптвахту, где он находился до суда.

Доходило дело и до поножовщины, когда группа моих котельных машинистов, изрядно набравшись в городе спиртного, возвращаясь на корабль, нанесли несколько ножевых ран матросу соседнего корабля. Тоже был показательный суд.

Вот так и жил в ожидании, а не случится ли еще чего-нибудь. Завидовал командирам малочисленных боевых частей, где вероятность таких ЧП меньше.

Но при комплектовании экипажа "Грозного" нам, можно сказать, повезло. Офицерский состав БЧ-5 в январе 1961 года был откомандирован на Северный флот для отбора специалистов с кораблей бригады эсминцев.

Прибыв на корабль, мы предъявляли директиву, где указывалось каких специалистов и сколько должен вы — делить нам корабль. Получали личные дела матросов и старшин, карточки учета взысканий и поощрений, изу­чали их и начинали беседу с отобранными. При беседе с кандидатами интересовались о службе отобранных. Все по-честному, никаких подтасовок, даже шли на уступки, оставляя, по просьбе командир БЧ, нужных им специалистов.

Таким образом в течение февраля месяца костяк электромеханической боевой части был укомплектован личным составом по второму и третьему году службы. Из них: сверхсрочно служащих — 2; отличников бое­вой и политической подготовки — 36; — классных специалистов (1 класса —2, 2 класса — 22).

Матросов по первому году службы должны получить из учебного отряда уже в Ленинграде.

Из отобранного личного состава были сформирова­ны команды (с назначением старшин), группы. Личный состав с офицерами проходил стажировку на кораблях проекта 56 (машинно - котельная группа), на кораблях проекта 57 (электромеханическая). Личный состав трюмной группы был направлен в Ленинград для изу­чения корабля и систем своего корабля.

Стажировка закончилась в июне 1961 года, и личный состав электромеханической боевой части прибыл в Ленинград. Матросы, старшины и офицеры в резуль­тате стажировки, получили допуск к самостоятельному управлению своим заведыванием, несению дежурства и самостоятельному управлению подразделением. Это был костяк, с которым в последствии был изучен корабль, материальная часть, проведены швартовные и государственные испытания. Многие из них стали старшинами и были помощниками офицерскому составу в воспи­тании молодого пополнения.

Не могу, не забыть, как 1 июля 1962 года в 16.40 маши­ны "Грозного" сделали первые обороты, а у маневровых устройств в 1 МО (машинное отделение) находился старший матрос Сучков во 2 МО — старший матрос Рассадин.

Передо мной пожелтевшие списки тех первых мат­росов и старшин. их фотографии то у флага корабля (почетные), то у механизма при несении вахты, на ком­сомольских собраниях, на выборах, прощание при увольнении в запас и т.д.

А вот фотография 16 матросов и старшин первого увольнения в запас с надписью "На память командиру БЧ-5 Сапожникову Юрию Ивановичу от старослу­жащих матросов и старшин" г. Ленинград, 18 апреля 1962г.

В дальнейшем , ежегодно приходилось принимать молодое пополнение и провожать отслуживших срок службы, но традиции, заложенные первым экипажем передавались от одних другим.

С гордостью смотрел на фотографию, где, уже ко­мандир БЧ-5 капитан 2 ранга Малый В.П., стоит с кубком "Лучшая боевая часть Черноморского флота" на борту РКР "Грозный".

Надеюсь, получив навыки морской службы, матросы и старшины первого экипажа "Грозного" нашли достойное место в жизни. Не знаю, как сложилась их судьба, но, думаю, они стали достойными членами общества
415

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Посещения с 1 января 2021
Flag Counter