История ракетного крейсера "Грозный"


К сожалению, история нашего корабля пока основывается на данных из журнала "Альманах". Автор подробно описал работу над проектом, постройку, ходовые испытания, тактические данные проекта 58, спасибо ему огромное...Все остальные интернет-сайты о ВМФ только скопировали или изложили эту же самую информацию по-своему. Дальнейшее же прохождение службы описано скупыми датами визитов в иностранные порты. Благодаря Владимиру Данилец (Лиепая), есть данные и документы о последних годах крейсера.Оказывается он был на плаву до 1995 года! Ну что ж, станем красными следопытами, вспомним молодость, хватит сидеть на заваленке. Снова в поход! Снова в бой!


«Ракетные крейсера проекта 58» Капитан 1 ранга В.П.Кузин

Источник: военно-технический альманах «Тайфун» №1 1996 г.

Проект эскадренного миноносца с управляемым реактивным оружием (так в то время назывались противокорабельные крылатые ракеты) нового поколения разрабатывался в соответствии с постановлением СМ СССР от 25 августа1956 г. 6 декабря того же года главнокомандующий ВМФ адмирал С. Г. Горшков утвердил согласованное с Минсудпромом тактико-техническое задание (ТТЗ) на разработку эскизного проекта нового эсминца, а несколько раньше (16 и 24 октября) заместитель главкома ВМФ утвердил согласованные с Минсудпромом, Минавиапромом, Миноборонпромом и Минобщемашем ТТЗ на разработку комплексов зенитного управляемого реактивного оружия ближнего действия (впоследствии комплекс М-1 Волна) и ударного (термин появился значительно позже - в начале 70-х годов) реактивного оружия (впоследствии - П-35). Таким образом, разработка проекта, получившего номер 58, велась практически синхронно с разработкой главного вооружения. Проектирование корабля поручили ленинградскому ЦКБ-53. Главным конструктором стал В. А. Никитин, а группу наблюдения от ВМФ возглавил инженер-капитан 2 ранга П.М. Хохлов. Эскизный пр. 58 разработали в середине1957 г., а в сентябре Управление кораблестроения ВМФ выдало заказ на разработку уже технического проекта, завершенного в марте1958 г. Головной эскадренный миноносец, получивший наименование "Грозный", заложили на Ленинградском судостроительном заводе имени А.А. Жданова 23 февраля1960 г. Спуск корабля на воду состоялся 26 марта1961 г., а в июне 1962г. его предъявили на государственные испытания комиссии под председательством вице-адмирала Н.И. Шибаева.

В ходе постройки определилась окончательная классификация корабля, который до этого в официальных документах именовался "кораблем с реактивным вооружением". Видимо сказывались оригинальные взгляды руководства страны на роль надводных кораблей с одной стороны, с другой - боязнь применения традиционных терминов - крейсер, эсминец и т. п. Ситуация прояснилась к началу 60-х годов и новый корабль уже уверенно причислили к классу крейсеров, подклассу "ракетный крейсер", отнеся к кораблям I ранга. О предыдущем лишь напоминало принятое для эсминцев наименование головного корабля и невиданная смешанная крейсерско-миноносная организация службы. Так в БЧ-5 от крейсерской организации остался только один дивизион вместо полагавшихся трех, а вместо второго и третьего - сохранили группы как на эсминцах, т. е. кораблях II ранга. Заметим, что принятая классификация "крейсер" далеко не отражала традиционных принципов проектирования кораблей этого класса и фактически пр. 58 в конструктивном отношении продолжил развитие эскадренных миноносцев, правда, несколько большего водоизмещения. Первоначально, основным назначением корабля пр. 58 считалось "уничтожение легких крейсеров, эскадренных миноносцев и крупных транспортов противника и ведение успешного боя с кораблями противника, вооруженными реактивным оружием ближнего действия". Впоследствии добавились задачи поражения авианосных соединений противника. Проектирование нового корабля представляло значительные трудности, связанные не только с размещением постоянно менявших в процессе проектирования свои тактико-технические характеристики (ТТХ) комплексов оружия, но и с объединением их в единую комплексную систему ("корабль-вооружение"). Это касалось многочисленных радиотехнических "изделий".

За прототип теоретического чертежа корпуса был выбран теоретический чертеж эсминца пр. 56, прошедший тщательную и всестороннюю "обкатку" теорией и практикой, вследствие этого отработка теоретического чертежа крейсера пр. 58 особых затруднений не представляла и была произведена еще на стадии эскизного проекта. Однако модельные испытания в ЦАГИ и ЦНИИ-45 на регулярном волнении потребовали более полного образования носовых обводов. При этом были получены лучшие результаты на всех ходах с точки зрения снижения заливаемости и особенно брызгообразования, чем на кораблях пр. 56. При заданном составе вооружения наилучшей архитектурной формой корпуса посчитали форму с длинным полубаком и небольшим подъемом к форштевню. Сам корпус набирался по продольной системе и водонепроницаемыми переборками делился на 17 отсеков. Непотопляемость корабля обеспечивалась при затоплении любых трех смежных отсеков, однако имелись зоны, где корабль выдерживал затопление и четырех смежных отсеков. В качестве материала корпуса применялась низколегированная сталь марки СХЛ-4. Надстройки, в основном, выполнялись из алюминиево-магниевых сплавов марок АМГ-5В и АМГ-6Т. Только передняя стенка носовой и задняя кормовой надстроек, два яруса фок-мачты, башенная масть грот-мачты, а также подкрепления под антенные посты РЛС выполнялись из стали. Следует заметить, что несмотря на широкое применение сплавов АМГ (кроме надстроек последние использовались также для легких переборок, площадок, настилов, тамбуров, шахт МКО и т.д.), апробированных правил конструирования из них и надежных методик расчетов прочности почти не было. Опасения относительно низкой пожаростойкости конструкций из АМГ высказывались еще на стадии проектирования, но практических шагов сделано не было.

В техническом проекте прорабатывалась противоосколочная защита погреба ЗУР, но и она была отвергнута "по соображениям экономии весов", т. е. по тем же причинам, которые обусловили широкое применение АМГ. Отличие общего расположения корабля от ранее построенных заключалось и следующем: размещение комплекса главного командного пункта (ГКП) в корпусе, отсутствие открытых боевых постов и наличие проходов к ним без выхода на верхнюю палубу, сравнительно небольшое количество надстроек. В архитектурном отношении обращали на себя внимание внушительные необычные пирамидальные фок- и грот-мачты, надолго определившие облик многих отечественных боевых кораблей последующих проектов. Подобная конструкция мачт диктовалась потребностью получения необходимых объемов для размещения высоко расположенных постов высокочастотных блоков РЛС, а также обеспечения жесткого подкрепления большого количества антенных устройств многочисленных радиотехнических средств, для лучшего выполнения требований противоатомной (ПАЗ) и противохимической (ПХЗ) защит, стойкости по отношению к ударной волне и лучшей смываемости водяной защитой. Главная энергетическая установка (ГЭУ) корабля являлась дальнейшим развитием котлотурбинных установок кораблей предыдущих проектов с применением впервые в отечественной корабельной энергетике принципиально нового котельного комплекса, состоящего из высокопарного автоматизированного котлоагрегата с дутьем воздуха в топку от турбо-наддувочного агрегата и системы регулирования, что обеспечивало более высокие характеристики ГЭУ корабля.

Однако для достижения заданной скорости полного хода (34,5 уз) потребовалась форсировка как главных турбозубчатых агрегатов, так и котлов при сохранении требований жесткой весовой дисциплины и экономичности. Кроме этого, особые требования выдвигались по защите от оружия массового поражения и по снижению уровней физических полей, в частности, теплового поля. В качестве ГТЗА в пр. 58 выбрали агрегаты ТВ-12, отличавшиеся от предыдущих большей мощностью45000 л. с., меньшей (на 35%) удельной массой и большим (на 2-4%) КПД при одинаковых габаритах. Это было достигнуто за счет повышения контактных напряжений в зубьях колес редуктора, увеличения вакуума в главном конденсаторе и увеличения скорости протока в нем охлаждающей воды, а также за счет применения новых материалов и ряда конструктивных мероприятий. Применение котлоагрегата КВН-95/64 позволило вдвое увеличить напряжение топочного объема и на 25% - мощность ГЭУ без увеличения ее массы и поднять КПД на полном ходу на 10% по сравнению с ранее применявшимися котлами КВ-76. Кроме того, удалось значительно (на 60%) понизить температуру отходящих газов. Вполне естественным следствием указанных мероприятий явилось ухудшение экономичности установки на малых и средних ходах. В процессе создания установки выяснилось, что мощность можно будет довести до50000 л.с. на один вал.

В электроэнергетической системе корабля был принят трехфазный переменный ток напряжением 380 В. В качестве основных источников электроэнергии использовались два турбогенератора ТД-750 мощностью по 750 кВт и два дизель-генератора ДГ-500 по 500 кВт, размещенные в двух электростанциях. При этом обеспечивалась параллельная работа турбо- и дизельгенераторов как между собой, так и электростанциями. Таким образом, специальных стояночных электрогенераторов не предусматривалось и работа механизмов в упомянутых режимах обеспечивалась одним из турбогенераторов с отбором пара от вспомогательного котла. В значительной степени общепроектные решения по кораблю повторяли таковые в проектах предыдущих эсминцев с корректировкой, обусловленной возрастанием водоизмещения. Так, например, размеры рулей успокоителей качки в пр. 58 были увеличены до 3,2 *2 м вместо 2,6 * 2,15 на пр. 57 бис; корабельные плавсредства (катера и шестивесельный ял) и отличие от предыдущих проектов изготавливались из АМГ, дельные же вещи были приняты полностью унифицированными.

Утвержденным штатом предусматривалось, что экипаж корабля будет насчитывать 27 офицеров, 29 мичманов и главстаршин и 283 матроса и старшины срочной службы. Обитаемость личного состава была, по сравнению с предыдущими проектами, несколько улучшена за счет выделения (впервые на наших кораблях) помещения столовой, обеспечивавшей размещение 2/3 старшин и матросов. В столовой, кроме принятия пищи, проводились культурно-массовые мероприятия - показ кинофильмов, лекции, собрания и т. д. В боевых условиях в столовой разворачивался операционный пункт. Большим "достижением" в области обитаемости, как тогда считалось, было широкое использование зашивки, изоляции, всевозможных облицовок, изготавливавшихся из АМГ, слоистых пластиков и даже березовой фанеры. Нет необходимости доказывать, что такое решение на практике проявило себя с самой худшей стороны, но для этого утверждения потребовались гибель ВПК «Отважный», ЭМ «Шеффилд», пожары и катастрофы на кораблях нашего и зарубежных флотов. В целом крейсер пр. 58 являлся принципиально новым и сложным кораблем уже хотя бы потому, что на нем впервые размещались два ракетных комплекса различного назначения. В этой связи испытания головного корабля представляли особый интерес. Проводились они в Белом море с 6 июля по 29 октября1962 г. В ходе испытаний стреляли как бросковыми болванками, так и боевыми ракетами (в телеметрическом варианте), одиночными и залповыми пусками. Мишенями служили неподвижные цели СМ-5 - бывший лидер «Ленинград» и СМ-8- бывшая плавбаза торпедных катеров проекта 1784. Дальность стрельбы составляла около200 км. В конечном итоге обе мишени были поражены попаданием ракет в надстройки.
Испытания проходили не всегда гладко, дефектов и недостатков было выявлено немало, но подавляющее большинство из них удалось устранить либо на месте, либо в ходе доработки комплекса. Основными причинами дефектов являлась поспешная поставка на корабль до конца не отработанных новых образцов вооружения, недостаточный учет реальных корабельных и морских условий, отдельные проектные ошибки. Так, ненадежной оказалась аппаратура системы ПУС Бином. Фактический интервал между пусками ракет из одной ПУ оказался почти в четыре раза больше проектного, а диаграмма секторов обстрела как носовой, так и кормовой установок на практике получилась сильно "обрезанной". В остальном, приемная комиссия посчитала комплекс П-35 соответствующим ТТЗ ВМФ и договорному проекту, хотя потребовала устранения целого ряда замечаний (около 100 пунктов). Зенитный ракетный комплекс Волна на испытаниях работал по парашютным мишеням ПМ-2 и самолету-мишени МиГ-15М, проведя пять фактических стрельб. В результате выявились те же недостатки ЗРК М-1, которые были обнаружены еще при испытаниях комплекса на эсминце «Бравый»: низкая надежность и малый ресурс отдельных узлов СУ Ятаган, невозможность стрельбы по низколетящим целям, меньшие зоны поражения. Последнее обстоятельство па корабле пр. 58 в значительной степени обусловливалось неудачным размещением ПУ ЗИФ-101, которая из-за недостаточной длины носовой оконечности, оказалась "прижата" к ПУ СМ-70. Последняя из-за этого также имела неудовлетворительную диаграмму обстрела. Но в целом комплекс Волна соответствовал техпроекту и требованиям технических условий.

Артиллерийские установки АК-726 к началу испытаний на ракетном крейсере (РКР) «Грозный» еще не были приняты на вооружение, хотя уже устанавливались и на кораблях пр. 61, 35, 159. Пять стрельб - три по воздушным и две по морским целям - показали, что артиллерийское вооружение корабля работает надежно. Однако на скоростях корабля свыше 28 уз наблюдалась сильная вибрация установок: стволы колебались в вертикальной плоскости до9 мм. Подкрепления, выполненные заводом, позволили уменьшить вибрацию, но устранить ее до конца так и не удалось. В конечном итоге установки приняли на вооружение, но система Турель, как и другие радиолокационные системы управления огнем, доводилась до рабочего состояния еще довольно длительное время. Испытания торпедного оружия прошли успешно, поскольку на корабле устанавливались серийные и отработанные системы и механизмы. К таким же результатам пришли при испытании РБУ-6000. Однако, как и на кораблях предыдущих проектов, большие нарекания вызывала работа гидроакустических средств - в первую очередь ГАС ГС-572, не обеспечивавшей необходимого целеуказания из-за недостаточной дальности и сильной зависимости от гидрологии моря. Испытания других радиотехнических средств показали, что их основными недостатками являются: неудовлетворительная электромагнитная совместимость (ЭМС) при одновременной работе, устаревшая элементная база приборного оборудования, слабость средств РЭБ. Неудачей признали и установку на корабле двух одинаковых РЛС МР-300, работавших, естественно, в одинаковых диапазонах частоты и, вследствие этого мешавших друг другу. Тем более, что такое решение не только технически, но и тактически обосновано не было (при работе РЛС общего обнаружения наблюдались сильные помехи в работе стрельбовых РЛС, особенно артиллерийской - Турель).
К сожалению, испытания по авиационной части проводились далеко не в полном объеме. Вертолет в испытаниях не участвовал, да и сами испытания носили скромное наименование - проверка, но и она потребовала выполнения на корабле многочисленных доработок: решение проблемы борьбы с обледенением ВПП, нанесение противоскользящего покрытия, изготовление специального чехла для вертолета, усовершенствование сигнального светооборудования и т. д. .В программу испытаний включили и проверку возможности пребывания личного состава в боевых постах, помещениях и на открытой палубе при старте ракет (ПКР и ЗУР) и работе. Необходимость подобных испытаний диктовалась тем, что новые ракеты имели большие удельные импульсы тяги стартовых двигателей (ступеней), которые в сочетании с кратковременной работой создавали большие ударные нагрузки. Влияние же сверхвысокочастотного излучения (СВЧ) РЛС на людей было замечено еще на испытаниях крейсера «Свердлов» в1952 г., но тогда этому не придавали должного значения. Испытания проводились на подопытных животных и выявили опасные места для нахождения личного состава при стартах ракет и работающих РЛС. При стрельбе ЗУР личный состав мог находиться во всех закрытых боевых постах, а при стрельбе ПКР нахождение личного состава в ряде помещений (даже в артустановке N 1) оказалось недопустимым без оборудования специальной защиты. Время пребывания личного состава на открытых боевых постах при работе РЛС после испытаний ограничили специальными инструкциями.
Как и следовало ожидать, главная энергетическая установка корабля работала нормально. Однако выяснилось, что заданная максимальная скорость 34,5 уз достигается при форсировке мощности до 95 000 л. с. Фактическая дальность плавания составила 3 650 миль при средней оперативно-экономической скорости 18 уз (требовалось не менее3500 миль). Во время испытаний на Севере летом1962 г. в жизни «Грозного» произошло неординарное событие: корабль посетил руководитель страны Н.С. Хрущев в сопровождении министра обороны маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского. Первый командир крейсера капитан 2 ранга В.А. Лапенков сначала вывел крейсер в море и провел показательные стрельбы комплексом П-35. Руководство наблюдало за ними с борта крейсера «Мурманск». Стрельбы оказались удачными, ракеты ушли за горизонт и прямым попаданием поразили щит-мишень. После этого высокие гости перешли на «Грозный» и осмотрели корабль. Н.С. Хрущев был в восторге от корабля и высказал пожелание в недалеком будущем посетить на нем с официальным визитом Галифакс. Забегая вперед, хотелось бы в этой связи упомянуть, что «Грозный» подвергся особо тщательной отделке и соответствующему дооборудованию, в том числе полихлорвиниловому покрытию верхней палубы, чего не удостаивались последующие крейсера.

В ходе проработки различных вариантов программы военного кораблестроения количество новых ракетных крейсеров колебалось. По максимуму предполагалось построить таких кораблей не менее 16. Однако фактически было построено четыре корабля на Ленинградском судостроительном заводе им. А.А. Жданова. Жизнь внесла серьезные коррективы, которые отчасти были внедрены в последующий пр. 1134, ставший дальнейшим развитием кораблей пр. 58, по многим элементам их улучшавших. Поэтому «Варяг», названный в честь знаменитого крейсера и сразу при постройке получившим гвардейское звание, оказался последним кораблем серии.

Крейсера пр. 58 несли службу в составе всех четырех флотов. Серьезной модернизации они так и не подвергались. В 70-е годы на некоторых из них установили часть недопоставленного в свое время радиотехнического вооружения, систему Успех-У («Адмирал Фокин» и «Грозный»), двухкоординатные РЛС МР-300 заменили па трехкоординатные МР-310 («Адмирал Фокин» и «Варяг»). На всех кораблях появилась вторая РЛС Дон-2 (обнаружения надводных целей), салютные пушки и, наконец, по две батареи малокалиберных шестиствольных 30-мм автоматов АК-630 с РЛС и системой управления огнем Вымпел. Зенитные ракеты B-600 заменялись на более совершенные В-601, противокорабельные 4К-44 (на некоторых кораблях) - на ПКР Прогресс. Кроме этого, по отдельным решениям, на ряде крейсеров установили не предусмотренные проектом комплексы и системы: станцию активных помех МР-262 (Ограда), систему госопознавания Пароль, комплекс космической навигации Шлюз и т.п.

К началу 90-х годов эти крейсера уже перешагнули свой предельный возраст. В1990 г. из состава КТОФ первым был выведен «Варяг», в1991 г. наступила очередь «Грозного», находившегося в составе ДКБФ, в1993 г. списали крейсер «Адмирал Фокин» (КТОФ). В настоящее время в строю Черноморского флота еще остается «Адмирал Головко», но и он подлежит списанию.
Ракетные крейсера пр. 58 оставили заметный след в истории отечественного кораблестроения и флота. Часто принято считать их "первыми и мире ракетными крейсерами, не имевшими зарубежных аналогов" и т.п. Крейсерами эти корабли были, если так можно выразиться, "назначены" волевым решением. Об этом свидетельствует хотя бы и тот факт, что эсминцы конца 70-х годов, как в нашем, так и в американском флоте, превзошли их по водоизмещению почти вдвое. Но бесспорным является то, что отечественным ученым и конструкторам удалось впервые па практике успешно решить задачу создания мощного компактного корабля с ракетными комплексами различного назначения, с высокой насыщенностью новым, по тем временам, радиоэлектронным вооружением и отвечавшим, как тогда представлялось, требованиям ведения войны на море. Ракетные крейсера пр. 58 стали первыми отечественными надводными кораблями с ядерным оружием и, следовательно, с невиданными ранее и несопоставимыми ни с чем боевыми возможностями. Разработка и создание крейсера пр. 58 были отмечены Ленинской премией1966 г., но в списке удостоенных не оказалось ни главного конструктора, ни фактического главного наблюдающего ВМФ. В.А. Никитин после завершения основной творческой работы отправился па "заслуженный отдых", а П.М. Хохлов почти одновременно с ним был уволен в запас. Последние чертежи по пр. 58 в качестве главного конструктора подписывали и А.Л. Фишер и В.Г. Королевич, а главным наблюдающим ВМФ был вновь М.А. Янчевский.

Бортовые номера ркр "Грозный"

898 (1962), 239 (1965), 843 (1967), 860 (1968), 854 (1969), 943 (1969)

841 (1971-73, 1975-78, 1980-81), 846 (1970), 843 (1971), 858 (1971-1972), 847 (1973)

851 (1973), 855 (1975), 856 (1975), 147 (1981), 107(1982), 121 (1983), 155 (1984)

179 (1985, 1986), 145 (1988), 152 (1991)

261, 170 - неизвестно

«Адмирал Головко»: 299(1965), 810(1967), 852(1969), 845(1978), 847(1979), 121(1979), 118(1981), 844(1982), 110(1984), 105(1990), 118(1994), 849, 853, 854, 857, 859, 130, 170, 485

«Варяг»: 343(1965), 280(1965), 621(1966), 822(1967), 835(1968), 836(1974), 015(1976), 049(1981), 047(1982), 830(1984), 043(1985), 012(1987), 032(1990), 641, 821, 079

«Адмирал Фокин»: 336(1964), 176(1966), 641(1968), 831(1971), 835(1971), 822(1977), 019(1977), 120(1981), 176(1990), 022, 017(1992), 823

Служба на флотах ВМФ:

Северный флот - 30.12.1962г - 05.10.1966г.

Черноморский флот - 05.10.1966г. - 06.01.1984г.

Балтийский флот - 06.01.1984г. - 31.12.1992г.

Списание:

1990 – «Варяг» (19.04), 1991 – «Грозный» (24.06), 1993 – «Адмирал Фокин» (30.06), 2002 – «Адмирал Головко»

Официальные визиты:

12-15.08.1967г. нанес визит в Варну и Бургас (Болгария);
29.01-04.02.1968г.- в Котор и Зеленину (Югославия);
20-27.07.1969 г. - в Гавану (Куба)
06-08.08.1969 г. - в Фор-де-Франс (Мартиника);
20-25.04.1972 г. - в Касабланку (Марокко);
02-07.07.1973 г. - в Марсель (Франция);
20-25.11.1974 г. - в Латакию (Сирия).

В период с 19.07.1976 г. по февраль1982 г. прошел на "Севморзаводе" в Севастополе капитальный ремонт. 06.01.1984 г. был перечислен в состав Балтийского флота.
19-23.07.1984 г., 26-30.05.1985 г. и 18-23.07.1987 г. нанес визит в Гдыню (Польша);
05-08.10.1984 г., 07-11.10.1985 г. и 23-28.10.1987 г. - в Росток (ГДР);
19-24.07.1988 г. - в Щецин (Польша).

1737

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Число посещений сайта по странам с 02 января 2017 года
Flag Counter