ПРОВЕРКА НБИТС-58

Воспоминание об этом эпизоде моей служебной де­ятельности послужила встреча с автором книги о ракетном крейсере "Грозный" капитаном 1 ранга Ва­сильевым В.М. Он сообщил, что решил выпустить второе издание книги и с удовольствием примет критические замечания и предложения по первому изданию от членов первого экипажа.

Я, конечно, отметил, что в книге мало отражена дея­тельность личного состава электромеханической боевой части (БЧ —5), который тоже внес немалую долю учас­тия в отработке корабля. Автор со мной согласился и предложил заслуживающие внимания эпизоды, изло­жить письменно.

Порывшись в своих "архивах" обнаружил подлинник рапортов командиров групп и свой с отчетами о ко­мандировке на Северный флот, а также списки специалистов БЧ—5, отобранных нами на бригаде эс­минцев с приказами командиров кораблей о допуске этих специалистов к самостоятельному несению вахт.

Вспомнилось, как возвратившись в июне 1961 года с отобранным личным составом из командировки, при­ступили к изучению новой техники, установленной на данном проекте кораблей и устройства корабля, чере­дуя занятия по чертежам и посещения корабля.

После вселения экипажа на корабль в начале зимы 1961 года личный состав БЧ—5 уже самостоятельно обслуживал механизмы, обеспечивающих жизнедея­тельность экипажа. В дальнейшем, с личным составом сдаточной команды принимал, активное участие в швар­товых испытаниях электромеханической установки (ЭМУ). И к моменту ходовых испытаний вахту у ме­ханизмов матросы и старшины несли уже самостоятельно под присмотром специалистов сдаточной команды.

Считаю, что первый состав БЧ—5 достойно справился с поставленной задачей, освоил технику, получил навык эксплуатации техники от специалистов сдаточной ко­манды и стал ядром коллектива, делясь своим опытом с молодым пополнением, которое после демобилизации "учителей" отлично выполняли свои обязанности.

В "архиве" был обнаружен и еще один интересный документ. Это составленный собственноручно черно­вик "Плана отработки НБИТС—58 (Наставление боевого использования технических средств проекта 58) с ви­зами начальника Технического управления СФ капитана 1 ранга Задермана Ю.В. и флагманского инженер-ме­ханика эскадры капитана 1 ранга Наделяева В.А.

"Наставление..." разрабатывается для каждого про­екта кораблей и является руководящим документом, но прежде чем ввести его в действие, необходима фактическая проверка рекомендаций этого документа. "Грозный" является головным кораблем проекта 58, а поэтому и был назначен объектом проверок.

Разработчиком НБИТС—58 был НИИ ВК (научно- исследовательский институт военного кораблестроения), он же был и организатором проверки. Подготовка и проведение испытаний возлагалось на личный состав корабля.

НИИ ВК был разработан и прислан на корабль пе­речень оборудования, подлежащего проверке с указанием, что проверяется или нормативы установ­ленные в результате проверки. Вот на основании этого перечня, мною и был составлен "План отработки

НБИТС—58" с визами вышеуказанных начальников и впоследствии утвержденный командиром эскадры и согласованный с НИИ ВК и судостроительным заво­дом.

План предусматривал проведение проверок на сто­янке и при выходе корабля в море. Отдельные пункты плана проводились по методикам НИИ ВК с указанием мер безопасности, а остальные, согласно планов оди­ночных и частичных учений, составленных офицерами БЧ-5.

Несмотря на то, что весь "План..." уложился на пяти печатных листах формата АЗ и расчетное время ис­пытаний на стоянке корабля составляло 25 часов и на ходу 15, время же на подготовку к испытаниям требо­валось значительно больше. Это, в первую очередь, время на отработку личного состава до автоматизма с целью добиться максимально возможных нормативных по­казателей при выполнении каждой проверки. Это, также, время на подготовку материальной части для безот­казной работы ее на время испытаний. И, наконец, время на проработку всех мер безопасности при выполнении той или иной операции. И, в заключение, моральный фактор — быть уверенным, что все изложенное в плане, будет выполнено личным составом.

Для представления сложности предстоящей работы привожу несколько примеров проверок, которые дол­жен был выполнить личный состав БЧ—5:

1.На стоянке корабля проверяется время и после­довательность нормального и экстренного приготовления ЭМУ к бою и походу при отсутствии пара на корабле, а также экстренное приготовление ЭМУ от вспомога­тельного котла и от главного котла.

2.Для выполнения операций этих проверок необ­ходима слаженность действий личного состава БЧ-5, а конечный результат — выход корабля в море по боевой тревоге.

3.При выходе корабля в море проверить ход корабля под тремя, двумя, одним котлами, с определением возможной скорости корабля, состава вспомогательных механизмов, времени переключения трубопроводов.

Ход корабля под одной машиной, вторая взятая на тормоз или вращается в вакуумном или безвакуумном режиме, где определяется скорость корабля, время не - обходимое на разобщение фланцевого соединения валопровода и ввод в действие вспомогательного упорного подшипника.

Необходимость этих операций возможна, как в ава­рийных случаях, так и в боевой обстановке и чем меньше будет нормативный показатель по времени, тем лучше, и этот показатель должны установить испытания.

В выполнении поставленной задачи большую работу проделали офицеры БЧ—5. Капитан-лейтенанты Ма­лый В.П., Мамыкин В.И., старший лейтенант Дробот В.М. каждое приготовление корабля к бою и походу было использовано для отработки действий подчиненных со — гласно составленным планам одиночных и частных учений, контролируя и записывая нормативные пока­затели.

Периодически, специалисты эксплуатационного от­дела НИИ ВК посещали корабль, интересовались ходом подготовки личного состава к проверке "Наставления..."

Ориентировочно, срок испытаний намечался на ок­тябрь 1964 года.

Руководство по подготовке к испытаниям со стороны флагманского механика сводились к вопросу: "Когда БЧ-5 будет готово к испытаниям?"

Наконец, в начале октября месяца на корабль при­была комиссия по проверке "Наставления..." это были все знакомые лица не раз посещавшие корабль, спе­циалисты эксплуатационного отдела НИИ ВК. Председатель комиссии капитан 1 ранга Антипов В.В. на первом совещании заслушал мой доклад о подго­товке к испытаниям, уточнил отдельные моменты "Плана..." Учитывая, что при отработке пунктов проверок, офицерский состав БЧ—5 фиксировал нормативы, проверки на стоянке корабля были зачтены и результаты занесены в протокол испытаний. Председатель

миссии просил командира корабля уточнить у ко­мандования дату выхода корабля в море.

И вот назначенный день настал. Прозвучала коман­да: "Корабль к бою и походу приготовить". Личный состав

БЧ-5 разбегается по боевым постам и начинается приготовление ЭМУ к походу. Члены комиссии на более ответственных БПБП ведут учет действий лич­ного состава.

Председатель комиссии, в посту энергетики и живу­чести (ПЭЖ). Приготовление БЧ-5 к походу идет по графику. Произведен заключительный этап приготов­ления — осуществлено проворачивание главного турбозубчатого агрегата обеих машин. Поступают док — лады с БПБП, докладывают командир дивизиона движения, командиры трюмной и электротехнической групп... и в последнем докладе фраза: "Изоляция об­мотки размагничивающего устройства (РУ) носовой части ниже нормы". Нужен прогрев обмотки, а это время и, в конечном результате, срыв запланированного вре­мени выхода корабля.

Предлагаю председателю, время выхода не срывать, а пока идем фарватером обмотка РУ прогреется и изо­ляция восстановится. Предложение принял в штыки флагманский механик, он был категорически против такого решения и поставил под сомнение вообще го­товность БЧ-5 к предстоящим испытаниям. Обстановку разряжает председатель он предлагает за окончатель­ным решением идти к командиру. При докладе поддерживает мое предложение и добавляет: "Механик лучше знает свою материальную часть". Конечно, пос­ледняя фраза не прошла мимо ушей флагманского механика.

Все же корабль вышел в море в назначенное время.. Через некоторое время доложили, что изоляция обмотки

РУ пришла в норму. Прибыв в полигон, приступили к испытаниям.

Личный состав БЧ-5 при выполнении тех или иных операций творил чудеса! Слаженность и четкость в ра­боте, отличные нормативные показатели подтверждали, что время, отведенное на подготовку к испытаниям, по­трачено не зря. Все пункты "Плана..." были выполнены за время меньше расчетного.

Председатель комиссии опять подколол флагманс­кого механика:

— Витт Александрович, а ведь Вы говорили, что БЧ-5 не готова к испытаниям.

В ответ — молчание.

Корабль вернулся в базу. Стали на рейде.

Для подведения итогов работы комиссия собралась в кают-компании. Итог один, все члены комиссии до­вольны результатами проверки, повторного выхода корабля в море не требуется. Председатель внес пред­ложение, итоги проверки НБИТС—58 провести через приказ Главнокомандующего ВМФ.

И, как всегда, чтоб испортить картину, в бочку меда добавляют ложку дегтя. В моем случае, несколько де­сятков килограммов мазута.

Дело в том, что в это время для пополнения корабля топливом к борту пришвартовался танкер. Начался прием мазута.

Прием топлива подходил к концу, но матрос, ко­торый должен был перекрыть клапан после наполнения последней цистерны, утомленный днев­ными событиями, находясь у клапана, заснул. Цистерна заполнилась и мазут через трубу воздушной вентиляции стал поступать на верхнюю палубу по правому борту, да еще в районе парадного трапа. ЧП (чрезвычайное происшествие) заметил главный боц­ман, который готовил катер для отправки флагманского механика на крейсер, о чем сообщил в ПЭЖ. Клапан перекрыли, а старший лейтенант Дробот В.М.

возглавил команду по уборке мазута, но, по

правому борту уже шел флагманский механик... И

опять посыпались упреки в адрес БЧ-5, где "нет порядка и организации" и т.д., и т.п.

На другой день, когда председатель комиссии Антипов В.В. прибыл на крейсер к адмиралу для доклада о результатах испытаний и согласования проекта при­каза ГК ВМФ, флагманский механик настоял, чтобы фамилию командира БЧ-5 из проекта приказа исклю­чили (видимо припомнил все высказанное в свой адрес и не забыл лужу мазута).

Однако, при оформлении приказа, уже в Москве, в перечне поощренных вместо фамилии "Наделяев В.А." значилось "Сапожников Ю.И.".

— Какая же свадьба без жениха — сказал председатель, имея в виду, что в приказе отмечаются умелые, четкие действия личного состава БЧ-5.

В списке поощренных был отмечен и офицерский состав корабля, принимавших участие в испытаниях.

Приказ ГК ВМФ был зачитан на корабле, а как на него отреагировал флагманский механик, истории неизвестно.

Старшинский и рядовой состав БЧ-5 был поощрен командиром корабля.

Необходимо отметить, что при прошествии неболь­шого времени после описанного события ко мне в каюту зашел флагманский механик и сообщил, что он соби­рается переводиться в Ленинград, а на свое место рекомендует мою кандидатуру.

Я поблагодарил за предложение и ответил, что про­шел военно — медицинскую комиссию и признан негодным к плавсоставу, так что сам буду искать дол­жность на берегу.

Следующая наша встреча произошла уже в Ленинг­раде через год. Мы встретились и расстались, как хорошие знакомые.

559

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Посещения с 1 января 2021
Flag Counter